<<- previous letter | back to main page | next letter ->>

23.03.01. Большая часть выпусков новостей посвящена разразившемуся скандалу. Из Штатов высылают 50 дипломатов - в кавычках, конечно. Говорят, это связано с разоблачением Роберта Хансена. Все вспоминают, что в свое время Рейган, тоже республиканец, начинал с такого же скандала. Тогда было выслано чуть ли не сто человек. Различные российские политки комментируют эту новость, в основном грозятся, что у России найдутся основания для адекватной реакции. Иными словами, вышлют такое же количество американцев.

В Думе прошло бурное заседание, посвященное закону, разрешающему ввоз и захоронение на территории России отработанного ядерного топлива. На принятии этого закона настаивает Минатом, который считает, что это даст России около 20 миллиардов долларов. Против, естественно, "зеленые" ("козлы", как назвал их депутат от ЛДПР Митрофанов). Депутаты ожесточенно спорили, причем за немедленное голосование и принятие этого закона выступала по существу только фракция ЛДПР. Решили голосование отложить до более подробного ознакомления с вопросом.

Любопытная судебная новость. Некий Александр Сусликов, московский скульптор, приговорен к шести в половиной годам за стрельбу по американскому посольству два года назад. Впрочем, главный исполнитель не он, а некий Михаил, которого так и не нашли. Именно он стрелял из гранатомета, а Сусликов в это время сидел за рулем машины. Между прочим, в качестве вещественного доказательства к делу приобщена скульптура работы Сусликова. На ней изображен гранатометчик, готовый к выстрелу. Автор назвал свою работу "Ответ Западу".

Так уж получилось, что сегодня все материалы прессы, которые я отобрал для письма, - "чеченские". Не потому, что я сознательно ставил такую задачу. Просто этой действительно самые интересные - не совсем, конечно, подходящее определение - материалы.

Начну с большой статьи Минкина о суде по делу Буданова. О Минкине можно судить по-разному, но нельзя отрицать, что пишет он ярко и умеет делать неожиданные выводы.

НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ РАЗБИВАЕТ СЕРДЦА. Фашисты, пощадите полковника Буданова!

Александр Минкин

Сегодня в Ростове-на-Дону должен возобновиться суд над Юрием Будановым.

Процесс по делу об убийстве прервался, потому что подсудимому стало плохо.

Сердечный приступ.

***

. . .Пока шел суд, о нем рассказывали в каждом выпуске новостей. Вся страна ежедневно видела по телевизору, как возле суда растет толпа. Она кричит и держит плакаты.

Плакаты почти одинаковые. На одних - "Свободу полковнику Буданову!", на других - "Свободу русскому офицеру!"

Первый лозунг - понятный, естественный. Второй - вызывает некоторое недоумение. Разве Буданова судят за то, что он русский? Разве его судят за то, что он офицер?

На плакатах стоит подпись ЛДПР, на рукавах пикетчиков пришита перекошенная свастика РНЕ. Кто-то считает, что они для себя стараются. Кто-то - что они искренне болеют за подсудимого.

Если бы с плакатами пришли однополчане Буданова - можно было бы поверить в их сердечное участие. Но однополчан там нет. Подписи на плакатах, свастика на рукавах - пикетчики делают все, чтобы Россия знала, кто защищает героя. Им важно показать себя. Телевидение идет им навстречу. Давно они не имели такой прекрасной и бесплатной рекламы. Граждане смотрят ТВ, каждый делает свои выводы.

И вдруг сообщение: суд прерван из-за того, что у Буданова сердечный приступ. Подумалось: надо же, с виду такой здоровый крепкий мужик, и на симулянта совсем не похож. И тут позвонил знакомый психолог, доктор наук.

- Видели, что они с ним делают?! Ведь они его убьют!

- Кого?

- Буданова.

- Кто?

- Да эти, с плакатами!

И психолог объяснил, что пока Буданов считал себя виноватым, он переносил арест и суд как должное. Как расплату за совершенное преступление. Но когда толпа начала ежедневно встречать его плакатами и цветами, она постепенно внушила ему мысль, что он невиновен. И он почувствовал себя жертвой несправедливости. Начал воспринимать суд не как расплату, а как расправу, Вот сердце и не выдержало. Потому что несправедливость бьет именно по сердцу. И если эти, с плакатами, и дальше будут приветствовать героя и дарить ему цветы - они, весьма возможно, доведут его до инфаркта.

Вот после этого разговора мысли о "деле Буданова" уже не отпускали. В голову стали приходить удивительно простые, какие-то "детские" вопросы. . .

* * *

Прежде плакат "Свободу русскому офицеру!" вызывал, повторяю, недоумение - его же не за это судят. Да, но ведь лозунг совершенно точно выражает позицию ЛДПР и РНЕ. Они уверены, что именно за это. По-другому они думать не могут. И требовать, чтобы они думали иначе, - глупо.

Прежде плакат "Свободу полковнику Буданову!" казался естественным. Теперь, после разговора о сердечном приступе, стало ясно, что лозунг откровенно лицемерный.

Уважаемые читатели, согласитесь: жириновцам и баркашовцам все равно - полковник он или майор, Буданов или Сидоров. Они же защищают идею. Фамилия и звание для них значения не имеют.

А раз не имеют, то и не стоит им прикидываться, будто они защищают именно Юрия Дмитриевича Буданова. Он для них - удачный повод, не более. Так что их лозунг "Свободу русскому офицеру!" - честный. По их логике в Ростове-на-Дону судят русского офицера, а не человека, который убил. . . кого?

И вот тут начались простые вопросы. И на них существуют простые ответы. Но давать простой ответ на простой вопрос иногда очень нелегко. Однажды (это было довольно давно) Бог задал простой вопрос: "Каин, где брат твой?"

У Каина, конечно, был простой ответ, но произнести его он почему-то не захотел. А со злой досадой уклонился: "Что я - сторож?" Он в душе и знал, что виновен, и отказывался это признать.

Отказ дать простой прямой ответ означает, что в душе не все в порядке.

Уважаемые читатели, попробуйте ответить самим себе. . .

Если бы полковник убил русскую девушку - вышли бы на его защиту пикеты с плакатами "Свободу русскому офицеру!"?

Наверное,нет.

Если бы он убил белорусскую девушку - вышли бы? . .

Наверное,нет.

Недавно русский дипломат (по утверждению канадской полиции, пьяный) сбил насмерть канадку. Судить его будут в России. Соберутся ли у входа в суд пикеты с плакатами "Свободу русскому дипломату!"?

Наверное,нет.

Если бы какой-нибудь пьяный майор где-нибудь в Вологде зверски мучил и убил собаку какого-нибудь местного губернатора и попал бы под суд по статье "Жестокое обращение с животными" (до двух лет лишения свободы) - вышли бы пикеты с плакатами "Свободу русскому офицеру!"?

Наверное,нет.

Выходит, собаку убивать нельзя, а чеченку можно?

Всем ли можно?

Большинство офицеров нашей армии, конечно, русские. Тем не менее в нашем офицерском корпусе десятки тысяч татар, евреев, армян. . .

Если бы чеченку убил майор Хайруллин - вышли бы пикеты жириновцев и баркашовцев с плакатами "Свободу русскому офицеру!"?

Сомнительно.

Если бы чеченку убил капитан Рабинович - вышли бы пикеты с плакатами "Свободу русскому офицеру!"?

Вряд ли.

Выходит, будановым - можно, а хайруллиным и Рабиновичам - нельзя.

. . .Уважаемый читатель, если в ответ на простой вопрос о собаке вам захотелось с досадой воскликнуть: "При чем здесь собака?!" - это значит, что вы почему-то не хотите давать простой ответ.



Если бы на защиту полковника встали только жириновцы и баркашовцы - не стоило бы и писать. Их переубедить нельзя. Рядовые члены фанатично верят в свою правоту. Их руководители делают на этой вере неплохие деньги. (Абсолютный чемпион, конечно, Жириновский - богатый шарлатан, превративший голоса своих бедных избирателей в сотни квартир, автомашин, миллионы долларов. . .)

Но телерепортажи о суде над Будановым и о митингах возле суда произвели удивительное действие на граждан. Телефонный опрос "Комсомолки": из 113 позвонивших 89 требуют оправдать Буданова - 79 процентов.

Телефонный опрос "МК" - результат приблизительно тот же.

Помимо всего прочего, это значит, что на страшном несчастье Юрия Дмитриевича Буданова можно выиграть любые выборы так, как не снилось ни "Единству", ни коммунистам, никому. И даже взрывать ничего не надо.

ЛДПР (с прибавкой голосов РНЕ) на всех выборах последних лет с трудом набирала 5 процентов. А теперь у них в руках лозунг, за которым готовы идти почти 80 процентов.

Такое общественное мнение политики, конечно, учитывают. И значит,осуждать Буданова (то есть терять электорат) не будут. Более того, мы, возможно, увидим, как в поддержку Буданова (ради даровых голосов) выскажутся так называемые умеренные партии. Найдут аккуратные формулировки.

Не исключено, что в поддержку полковника выскажется Чубайс, лидер и содержатель правых. В ноябре 1999 года (приближались выборы в Думу) Чубайс публично заявлял: "В Чечне возрождается Российская армия! Политик, который так не считает, - предатель!" С той поры там, в Чечне, навечно возродились около трех тысяч солдат и офицеров. Около десяти тысяч возродились калеками. И конца краю этому нет.



То, что 80 процентов требуют оправдать Буданова, можно понять. Людям кажется несправедливым карать боевого офицера по законам мирного времени.

Это народное мнение полностью разделяет и даже формирует правительственная "Российская газета".

"РГ" (точно в стиле РНЕ) негодует: "Почему именно суд над русским офицером-танкистом вдруг приобрел черты громкого показательного процесса?" "РГ" возмущается: "Судят полковника по юридическим законам мирного времени". А надо, мол, по военным законам.

Правительственная газета забыла, что у нас официально нет войны. Но не будем придираться. В Чечне - война. И на войне как на войне.

А как на войне?

Если бы полковник убил чеченку в бою - никто не сомневался бы в его правоте. Но он убил ее не в бою и не во время зачистки (к слову сказать, не армейское это дело - зачистка). Нет, он забрал ее из дома и безоружную. Это несколько иное.

Допустим, что он взял ее в плен. Сходил в разведку и взял языка. По законам военного времени. Но по этим законам есть уголовная статья "О жестоком обращении с военнопленными" (до трех лет лишения свободы).

А вот статьи за убийство военнопленного в Уголовном кодексе нет. Убийство военнопленного - это просто убийство. Даже во время Великой Отечественной войны (в сталинское время!) для убийства пленного никакой отдельной статьи в УК не было. Убийцу и тогда судили (если судили) - "по юридическим законам мирного времени".

Это все логика. Но никакая логика, похоже, не в силах справиться с эмоциями. Есть цифры, которые производят еще большее впечатление, чем 80 процентов поддержки Буданова.

Опрос, проведенный в столице,показал: 17 процентов москвичей считают, что полковник Российской армии не мог совершить подобное преступление.

Вот эти 17 процентов - самое важное и самое загадочное. Они не верят, что Буданов совершил убийство. Он сам признал свою вину и даже в суде не отказывается от этого признания. Он признал, а 17 процентов упрямо не признают.

Сейчас стремительно создается легенда: самый лучший полковник! убил снайпершу! "Российская газета" добавляет к этому черты заботливого отца: "За несколько месяцев кровопролитных боев часть Буданова потеряла только одного (!) человека. Командир сберег практически всех".

А как все было на самом деле?



По приказу Генштаба группа офицеров расследовала событие по горячим следам. Убийство произошло в ночь на 27 марта 2000-го. Расследовали - с 31 марта по 7 апреля 2000-го.

В своем докладе они, в частности, пишут: "За время боевых действий в полку погибли 22 военнослужащих". "РГ", выходит, ошиблась в 22 раза. Об убийстве в докладе написано следующее:

"27 марта 2000 г. командир 160-го гв. тп (гвардейского танкового полка. - А.М.) полковник Ю.Д.Буданов похитил из села Танги гражданку Э.Кунгаеву, которую впоследствии убил при отягчающих обстоятельствах.

Обстоятельства совершения преступления. 26 марта 2000 г. в 14.00 командир 160-го гв. тп полковник Ю.Д.Буданов организовал распитие спиртных напитков в офицерской столовой полка по поводу дня рождения своей дочери. В нем участвовали начальник штаба полка подполковник И.И.Федоров, и.о. заместителя командира полка подполковник Д.М.Арзуманян, заместители командира полка (по вооружению - подполковник Д.Н.Бобряков, по воспитательной работе - майор М.В.Силиванец, по тылу - подполковник С.Б.Селихов), а также четыре офицера управления СибВО. В этот же день полковник Ю.Д.Буданов на трех боевых машинах дважды выезжал в с. Танги, где, не имея на это приказа вышестоящего командования, производил обыск домов и задержание местных жителей. В ответ на протест главы администрации с. Танги Ш.Х.Джамбулатова полковник Ю.Д.Буданов избил его в присутствии жителей села и личного состава роты связи.

Справочно: полковник Буданов Юрий Дмитриевич, русский, 1963 года рождения, женат, имеет двоих детей (сыну - 13 лет, дочери - 2 года), окончил в 1987 году Харьковское ВТКУ и заочно в 1999 году Общевойсковую академию. Служил 3 года в ЮГВ и около 10 лет в СибВО (Забайкалье). Воинские звания подполковника и полковника получил досрочно, награжден орденом Мужества.

Кроме того, установлено, что 26 марта 2000 г., около 19.00, начальником штаба полка подполковником И.И.Федоровым, находившимся в нетрезвом состоянии, с разрешения командира полка, якобы в целях проверки боевой готовности разведроты, было приказано произвести залп из орудий по с. Танги без каких-либо признаков нахождения в нем противника. Понимая неправомерность отданного распоряжения, и.о. командира разведроты старший лейтенант Р.В.Багреев в целях избежания жертв со стороны местных жителей отдал приказ командирам двух БРМ произвести выстрелы не осколочными, а кумулятивными снарядами. Было произведено 2 выстрела. В связи с неточным исполнением приказа подполковник И.И.Федоров оскорбил старшего лейтенанта Р.В.Багреева, пытался нанести ему удар ножом. (Старлей отшатнулся, штык-нож тела не задел, распорол только форму. - А.М.)

После того, как Р.В.Багреев уклонился от конфликта, подполковник И.И.Федоров совместно с командиром полка избил его, нанес ему несколько ударов руками и ногами, в том числе по голове. По приказу полковника Ю.Д.Буданова и.о. командира разведроты был связан военнослужащими комендантского взвода и посажен в яму глубиной 2,5 м, накрытую колючей проволокой, где находился в течение 12 часов. (Полковники избивают ногами офицера, кидают в яму, посыпают хлоркой. После этого можно долго рассказывать лейтенантам о возрождении армии, об офицерской чести. . .-А.М.)

Справочно: подполковник Федоров Иван Иванович, 1964 г. рождения, женат, имеет двоих детей (дочери - 13 лет, сыну - 12 лет), окончил в 1985 году Благовещенское ВТКУ и заочно в 1999 году Общевойсковую академию.

27 марта около 1.00 (гуляли уже 11 часов подряд.- Ред.) полковник Ю.Д.Буданов, находясь в состоянии алкогольного опьянения, на БМП-1КШ (бортовой Э391) с экипажем выехал в с. Танги. Насильно захватил и привез в расположение полка гражданку Кунгаеву Эльзу (1982 г. рождения). В своем спальном салоне изнасиловал и убил ее. Факт изнасилования подтвержден заключением судебно-медицинской экспертизы. Около 4.00 он вызвал экипаж БМП- 1КШ Э391, приказал вывезти и закопать труп гражданки Э.Кунгаевой. Экипажем, в составе сержанта контрактной службы И.В.Григорьева, младших сержантов Д.И.Ли-Ен-Шоу и А.В.Егорова, обнаженный труп был вывезен и закопан.

В 15.00 27 марта в расположение полка прибыл врио руководителя ОШ "Запад" генерал-майор В.В.Герасимов, узнавший о происшествии по информации местного населения. В разговоре с ним Ю.Д.Буданов полностью отрицал свою причастность к похищению Э.Кунгаевой и, будучи в состоянии аффекта, угрожал генерал- майору В.В.Герасимову пистолетом, а затем произвел выстрел в стопу своей левой ноги.

После этого начальник штаба полка подполковник И.И.Федоров поднял по тревоге разведроту, личный состав которой окружил раненого командира полка, и, угрожая оружием, не подпускал к нему никого из группы офицеров, прибывшей с генерал-майором В.В.Герасимовым. (Возможно, что не убийство, а именно этот короткий, быстро подавленный бунт и привел Буданова в клетку. Убийство, может, и замяли бы (как тысячи раз), но вооруженное нападение на старшего по званию, на командира, странная стрельба в момент сопротивления аресту, оружие, направленное на генерала. . . По Уголовному кодексу за такие действия положена высшая мера или длительные сроки лишения свободы.-А.М.)

Принятыми генерал-майором В.В.Герасимовым мерами личный состав разведроты был возвращен в расположение подразделения, а полковник Ю.Д.Буданов - разоружен и направлен в медпункт 245 мсп.

В ходе расследования начальник штаба 160-го гв. тп подполковник И.И.Федоров предпринял попытку сокрытия преступления путем подмены штатного экипажа БМП-1КШ (бортовой Э391) другими военнослужащими.

Военной прокуратурой ОГВ(С) в отношении полковника Ю.Д.Буданова возбуждено уголовное дело Э14/33/0134-2000 и предъявлено обвинение в совершении преступлений по ст. 105, 286 ч. 3 (умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, превышение должностных полномочий) УК РФ.

В отношении подполковника И.И.Федорова возбуждено уголовное дело пост. 286 ч. 3 (превышение должностных полномочий) УК РФ".

Это пишут не журналисты, это не западная пропаганда. Это доклад офицеров Российской Армии. Они вовсе не хотят возводить на полковника напраслину, запятнать репутацию Вооруженных Сил РФ. Они добавляют: "Большинство офицеров 160-го гв. тп участвовали в боевых действиях шесть месяцев. За это время многие из них перенесли запредельные физические и психические нагрузки, получили боевые психические травмы, находятся в реактивном состоянии. Отсутствие условий полноценного отдыха компенсировалось употреблением спиртных напитков. . . "

Это, что ли, и есть возрождение российской армии?

Даже этот лаконичный доклад офицерской комиссии читать тяжело. Но обвинительное заключение еще в тысячу раз хуже. Потому что, в тысячу раз подробнее. Точно описывается, как и чем били старшего лейтенанта Багреева отцы-командиры. Как начштаба полка Федоров в ярости прокусил Багрееву бровь. Как именно и где именно лежала мертвая голая девушка и какие именно и где именно следы были у нее на теле. . .

Все это происходило 26 марта 2000-гo и в ночь на 27 марта - то есть в день голосования за президента и в ночь подсчета голосов. Возможно, эта деталь и вызвала резкую реакцию президента Путина, а потом и начальника Генерального штаба генерала Квашника, который тогда, весной 2000-го, сказал:

"Полковник Буданов совершил глумление над жительницей Чеченской республики и убил ее. . . Такие подонки. . . их надо с корнем вырывать из нашего армейского коллектива".

Прошел год, все переменилось.

Вот какое интервью дал на днях бывший командир полковника Буданова, командующий 58-й армией, а ныне губернатор Ульяновской области генерал Шаманов:

ВОПРОС. Какое решение суда вы сочли бы справедливым?

ШАМАНОВ. Полное оправдание Буданова. Я абсолютно ответственно заявляю: Буданов не виноват, и никому не удастся его обвинить! Не дадим!

ВОПРОС. По вашему мнению, это чисто уголовный процесс?

ШАМАНОВ. Я думаю, что это идеологическая интервенция западных стран против России.

При таком отношении губернатора Шаманова к законам вряд ли они будут строго соблюдаться у него в Ульяновской области.



Весной 2000 года президент резко осудил Буданова. Весной 2001 года президент молчит. Возможно, его познакомили с опросами общественного мнения.

Молчание - золото. Повторить прежнее осуждение - значит, потерять очень большую долю народной любви. Высказаться в поддержку Буданова - значит, отказаться от собственных слов, да еще и вызвать резкую реакцию в той небольшой, 20-процентной части общества, у которой иное мнение.

Президент правильно молчит. Пока молчит - каждый может считать, что президент на его стороне.



Смертность растет, продолжительность жизни сокращается, Россия вымирает. Возможно, она умирает от несправедливости.

Чьей? Своей собственной?

Несправедливость - сильная и злая энергия. Закон сохранения энергии распространяется и на нее.

Общественное мнение на стороне убийцы. Несправедливо. Но хотелось бы понять, откуда она идет, эта несправедливость.

"Свободу русскому офицеру!" - от чего? Разве русский офицер в плену у американцев? Нет, он в русском суде.

Свободу от русского суда? Свободу от русского закона? Свободу от русской морали? Те, кто поднимает плакаты, конечно, об этом не думают. Но почему об этом никто не думает?

"Свободу!" - это просьба о прощении? о помиловании преступника? Нет, это больше похоже на требование наградить героя.

Случай Буданова - никем, никакими врагами, никакими идеологическими интервентами не организован. Он сам случился. В этом смысле "случай Буданова" - чистый эксперимент, проверивший общество на агрессивность, на скрытый расизм. Медики называют это "провокацией". Это такой способ: по бурной реакции узнать, есть ли в организме инфекция.

Раскол нашего общества, как видим, проходит и по линии расизма.

Если русскому убить чеченку можно, а чеченцу убить русскую нельзя; если первое считается справедливым, а второе - преступным, то это, увы, классический расизм.

В Соединенных Штатах Америки всего 50 лет назад все мулаты были детьми белых отцов. Потому что белому мужчине с черной женщиной было можно, а черному с белой - нельзя, за это сжигали.



Адвокат чеченской стороны сравнил Буданова с Трактористом (чеченским бандитом, осужденным на пожизненное заключение за расстрел пленных российских солдат). Буданов возмутился: "Я не Тракторист! Я танкист!" Его речь звучала сильно и гордо. Но уже в следующую секунду его интонации изменились. "Хотя то, во что меня превратили. . . меня можно поставить на уровень Тракториста. Может, даже еще и хуже. Потому что Тракторист хоть свою Родину защищал. А я - непонятно что".

Кто-то из журналистов поторопился увидеть в этом атаку на президента. Мол, Буданов осознал, что выполнял преступный приказ. Это натяжка. Душить чеченку ему никто не приказывал. А если речь идет о преступности чеченской войны вообще, то вряд ли полковник Буданов считает ее преступной.

В начале января 2000 года Буданов получил орден Мужества. 7 января 2000 года (и это сто раз показывали по ТВ) Буданов приказал навести орудия и скомандовал: "С Рождеством Христовым! Огонь!" В конце января 2000 года Буданов получил внеочередное звание полковника. Удачный был месяц.

Русский офицер (не знаю, православный или нет) поздравляет кого-то с Рождеством Христовым стрельбой из пушек. Значит, он считает войну, именно эту, Чеченскую, - святой.

Почему же он начинает свою речь так гордо ("Я - танкист!"), а заканчивает почти в отчаянии?

В народе это называется "начал за здравие, а кончил за упокой". Начал он действительно гордо, но что-то внутри его, какая-то мучающая мысль воспользовалась тем, что он открыл рот, и вырвалась наружу.

Начал с гордостью, кончил - с горечью. "А я - непонятно что", - эти слова вырвались из заболевшего сердца и - попали в сердце миллионам.

Я был офицер Великой Державы, а теперь я - непонятно что.

Я был инженер, а теперь я - непонятно что.

Я была учительницей, а теперь я - непонятно что.

"А я - непонятно что", - говорит Буданов, и миллионы слышат, как дрогнул голос, и видят человека в клетке, и мысль у всех одна: вот попал мужик.

"Вот мы попали!" - думают те, у кого в квартирах ниже нуля и ни копейки в кармане, и никаких шансов на теплые края и сытую жизнь.

"Вот мы попали. . ." Для всех, кто "попал", Буданов-родной.

И ведь он действительно попал еще и в том смысле, что один расплачивается за то, что делали тысячи.

А еще он попал потому, что жена и дети. И что думает 13-летний сын об отце, слыша, что отец изнасиловал и убил? И что передумал этот отец о своем сыне, почти год уже сидя в тюрьме.

И правильно, что из зала суда удалили телекамеры. 13-летнему не надо слышать, что там говорят о его отце, не надо видеть отца в клетке. А прочая публика пусть уж как-нибудь обойдется без "картинки".

Он идет, опустив голову. Его в наручниках ведут в машину. . . Чувствуй он себя героем - он гордо и удовлетворенно оглядывал бы собравшуюся толпу с плакатами. Но видно, что он не хочет на них смотреть. Голова опущена. Это вина сгибает его. Он не чувствует себя героем, не чувствует себя вождем этих. . . Возможно, как боевой офицер он испытывает законное отвращение к жирикам и баркашам и понимает, что они пляшут на его костях.



В нашей стране что-то не так.

Мы слышим голос РНЕ, слышим чеченцев, слышим генералов, слышим журналистов, толкующих так и сяк. Но мы не слышим президента, не слышим государственного мнения. И хуже того - не слышим духовных вождей.

Потому что их нет.

Для полноты картины приведу еще письмо читателя "Известий" на ту же тему. Это отклик на статью, опубликованную в газете 17 марта.

"Ужас стал его другом"

17.03.2001

23 февраля в последнем ночном автобусе плакал инвалид-афганец.

Он был, что называется, штатным нищим маршрута, появлялся там

каждый день, ему скидывали мелочь, исчерпывая тем самым лимит добрых дел. А вот 23-го он бродил по салону, трогал за рукав мужчин и просил его выслушать. От него отворачивались, советовали проспаться и не портить людям праздник. Сквозь слезы он все твердил: "Всех лучших друзей там потерял и сам потерялся, не знаю, как живу!" Какая-то девочка - наверняка еще школьница - поджав губы, зло сказала ему: "Нищий должен смотреть в землю, глаз не поднимать. Отцепись, без тебя тошно!" Хорошо одетый молодой человек лениво зевнул: "Да чо вы на него внимание обращаете, он небось каждый вечер такие концерты устраивает, если норму не добрал". "Не верю, чтобы человек, который прошел войну, побирался бы в автобусах, - неожиданно сказал какой-то старичок. - Наверное, форму где-то раздобыл и ходит теперь. Постыдился бы!"

Как странно было смотреть на это после телевизионной патоки и заклинаний: "Мы с вами, ребята". "Звери!" - взвыл афганец. И вспомнилась мерная чеканка строк из какого-то верлибра - "На языке волков/ мы -/ люди друг другу".

На следующий день он опять появился в автобусах. И уже не говорил ни слова и не поднимал глаз.

Я не знаю, виновен ли полковник Буданов. Я знаю одно - судить человека войны по мирным законам нельзя, потому что права на это мы не заслужили. Это не значит, что военным закон не писан, но невозможно требовать от человека, ежеминутно находящегося под угрозой смерти, чтобы защитить нас, соблюдения этикета. Потому что у войны свои законы - первобытные, зуб за зуб. И по нашим ее судить нельзя. Руководствоваться одновременно законами чести и Уголовным кодексом вряд ли получится. . .

Дело не в том, как меняется человек на войне, дело в том, что мы остаемся прежними, что руководство в любой момент отвернется от Буданова, как отворачивались от инвалида люди в автобусе, как десять лет спустя будут отворачиваться от бывших героев новой войны. Дело в том, что, не случись этого инцидента, большинство так и не узнало бы имени Буданова как героя чеченской войны. Геройство у нас не в чести, а втоптать кого-то в грязь - всегда пожалуйста. Людям доставляет какое-то странное наслаждение то, что человек, занимающий высокий пост, оказывается мерзавцем.

. . .Когда афганец выходил из автобуса, какой-то потрепанный мужичок протянул ему полбутылки водки: "Держи, мужик, выпей, успокойся, праздник у нас сегодня как-никак". "У нас?" - сощурился афганец. "А я не мужик, по-твоему?" - последовал ответ.

На яыке людей это и называется сочувствием. Полковник заслужил большего?

Яна Палехова

Теперь небольшая хроникальная заметка из "МК". Такие заметки печатаются ежедневно, отрадая ход военных действий. Я редко их переписываю.

СЕЗОН ОТЛОВА ПОЛЕВЫХ КОМАНДИРОВ

В Чечне в Урус-Мартане захвачен еще один из лидеров ваххабитов, ближайший сподвижник полевого командира Гелаева, бывший заместитель министра шариатской безопасности в правительстве Масхадова, Абдул-Малик Межидов. Спецслужбы России записали в свой актив еще одного известного боевика из списка тех, кого Владимир Путин распорядился "замочить в сортире".

Во время рейда Басаева в Буденновск в 1995 году амир Малик Межидов командовал отрядом чеченских боевиков. Четыре года спустя, в августе 99-го, он участвовал во вторжении в Дагестан. Осенью прошлого года бандиты замминистра регулярно опустошали земли Ингушетии. А сам он руководил центром по подготовке террористов "Джамаад исламия".

- С каждым днем российская армия - армия сатаны - ослабевает и приближается все ближе к адской пропасти, - так поэтично заявил Межидов в своем последнем интервью западным корреспондентам. Он клятвенно заверил, что скоро русские ". . .расплатятся за свое бесчинство тысячами убитых. Земля сгорит у них под ногами".

Земля и правда сгорела, но только под ногами самого амира Межидова. Его обнаружили в Урус-Мартане военнослужащие Объединенной группировки регионального оперативного штаба по проведению контртеррористической операции на Северном Кавказе. В ходе задержания Абдул- Малик отстреливался и был ранен. Подробности операции держатся в тайне - вероятнее всего, на след амира помогла выйти агентурная разведка

Амира Межидова также обвиняют в похищении 5 марта 1999 года в аэропорту Грозного замминистра МВД генерала Геннадия Шпигуна. Это преступление он спланировал по приказу Басаева. По оперативным данным, генерал Шпигун умер от сердечного приступа в середине следующей зимы, когда отряд Межидова совершал переход из Шатоя в Итум-Кале.

Екатерина САЖНЕВА.

И в заключение - очередной страшный очерк Пролитковской. Это все результаты ее командировки в Чечню.

ЦЕНА МАССОВОГО ЗАХОРОНЕНИЯ В ЧЕЧНЕ - 50 000 рублей

Чеченский разврат не только не затихает - он расползается, как метастазы, подло захватывающие все новые клеточные колонии. Чем дольше война, тем изощреннее военный бандитизм.

Саид-Алви Лулуев из Гудермеса, седой человек с потухшими глазами, 13 марта был в Москве - в Верховном суде России. Вместе с другими он проходил аттестацию для переназначения федеральным судьей Ножай- Юртовского района Чечни. Программа "Вести" под такую новость вовсю демонстрировала стране, как идет мирное строительство в Чечне - вот, мол, и судей в Москве назначают. . . Но Саид-Алви вдруг сорвался и стал говорить в камеру странные, мало кем понятые слова: "А я недавно жену похоронил. . ."

Судья Саид-Алви с шариатских времен был без работы, и всю семью, где четверо детей, последние годы тянула Нура, его жена. Торговала на рынке. 3 июня 2000 года, только лишь открылись после комендантского часа блокпосты, Нура поехала в Грозный вместе с двоюродными сестрами - Мархой и Раисой Гакаевыми. Туда, перекупщику на так называемый Северный рынок, они повезли ведра с собранной черешней.

Уже к восьми утра женщины освободились и собирались возвращаться в Гудермес. И тут из БТРа, стоящего у рынка, вдруг выскочила толпа камуфляжников в масках. Похватали, завязали глаза, надели на головы мешки и погрузили на БТР. . . Кто-то из свидетелей ареста быстро добежал до Ленинского районного отдела внутренних дел неподалеку, и приехал наряд милиции, но по нему с отъезжающего БТРа был открыт огонь. "Маски" кричали: "У нас спецоперация!"

Узнав о случившемся, Саид-Алви ринулся в Грозный. Он обошел все райотделы внутренних дел, но женщин нигде не было. Единственное, что удалось узнать: у БТРа, на котором их увезли, был бортовой номер 110, и принадлежал он 245-му полку Министерства обороны. . .

ЭТО ОЧЕНЬ ВАЖНАЯ ДЕТАЛЬ. В Э 17 нашей газеты (от 12 марта) был опубликован первый материал акции "АНТИЯМА" - "Обыкновенный садизм". Среди прочего в нем шла речь о ямах, случайно обнаруженных у селения Старые Атаги, с останками тех, кто за некоторое время да этого был задержан федералами. В одной из ям был труп Эдилбека Исаева, обезображенный донельзя. Наведение конституционного порядка лично для Эдилбека закончилось вырыванием сердца из груди. . . Так вот, Эдилбека при десятках свидетелей увезли на БТР Э 107, принадлежащем, по имеющейся в редакции информации, все тому же 245-му полку. . .

. . .С 3 июня и по 4 марта Саид-Алви занимался только тем, что ходил по инстанциям. Всюду, где над дверью имелась вывеска, мол, тут правоохранительные органы, Саид-Алви написал заявления о похищении жены - от заместителя министра внутренних дел Чечни Хизира Тепсаева, во все отделы и управления ФСБ, МВД, прокуратуры. И Грозненская даже возбудила уголовное дело по ст. 126, ч. 2 УК - о похищении. Но шло время, а ничего не происходило.

- Я продолжал писать, - рассказывает Саид-Алви. - Еще два заявления Путину, два заявления Кадырову, президентскому полпреду Казанцеву, военному коменданту Бабичеву и депутату Аслаханову. . . И везде говорили: "245-й полк нам не подчиняется. . ."

Лично вы в это верите? Что по Чечне бегает братва - бригада палачей, не подчиняющихся никому, в том числе даже своему собственному ВерховномуГлавнокомандующему? И нет никого, кто мог бы их остановить? . . И эта бригада - полк?!

Я - верю. Таковы чеченские реалии. И даже понимаю, как такое могло произойти, - все вышеперечисленные инстанции

и высокопоставленные чиновники нашей страны, куда бился Савд-Алви, ПОЗВОЛИЛИ военнослужащим 245-го полка делать все, что им заблагорассудится - Чечня как вражеская территория дана армии на откуп. Хочешь золота грабануть из ушей идущей мимо чеченки - пожалуйста. Хочешь ковер со стены - бери. Хочешь сердце из чеченца вырвать - нет проблем. . . Хочешь убить и забетонировать тело - действуй, "герой России". . .

- За шесть месяцев поисков меня допрашивали только один раз - продолжает судья Лулуев. - Допрос был формальный. Тот, кто его вел, пожаловался: мол, военные совсем не дают работать. . . Я сказал: "Дайте мне такой ответ официально". Офицер улыбнулся. Я прорвался к Чернову, новому прокурору Чечни. И сказал: "От попустительских действий прокуратуры правоохранительные органы превратились в праворазрушительные". И Чернов еще раз подтвердил, что военные не дают работать.

Это было 1 марта. В тот же

день в Гудермесе Саид-

Алви пробился к приехавшему

господину Хиль-Роблесу, европейскому комиссару по правам человека. Рядом стоял Владимир Каламанов, спецпредставитель президента по соблюдению прав человека в Чечне. "Я стал говорить Хиль-Роблесу, какая у меня трагедия. Каламанов закричал и потребовал прекратить. Хиль-Роблес же странно улыбался - видимо, переводчик ему не то переводил. . . Я протянул Хиль-Роблесу заготовленное заявление на его имя, но Каламанов вырвал его у меня. Я крикнул Каламанову, что должность обязывает его защищать нас. . . И меня оттерли".

Это было за три дня до того, как Лулуевы решили осмотреть трупы, найденные в конце февраля в яме под Ханкалой. Ее, собственно, и приехал инспектировать комиссар Хиль-Роблес. 4 марта останки давно разыскиваемых женщин были обнаружены именно там. Нуру опознали по сережкам. 5 марта Нуру похоронили в родовом селении Найбера Гудермесского района. . . И что теперь делать? Как судье Лулуеву добиться наказания виновных?

Чтобы получить ответы на эти вопросы, начнем с начала - с того, каким образом информация о массовом захоронении стала достоянием общественности. Это многое объяснит.

Оказалось, очень просто - за 50 тысяч рублей. Что вполне в стиле установившихся взаимоотношений федералов с населением. Саид- Алви только потому нашел свою жену, что чеченцы, которые также искали своих исчезнувших после встреч с федералами родственников, заплатили военнослужащим, и те продали людям информацию о координатах захоронения на окраине Ханкалы. То, что не смогли все правоохранительные органы нашей "великой державы", сумели 50 тысяч рублей. . . Не знаю, как в вашей, а лично в моей системе координат это конец, финал драмы, именуемой "постсоветским развитием страны", начинавшемся, как известно, с того, что личность у нас теперь "превыше всего". . .

Но дальше - больше. Яма под Ханкалой расположена на территории дачного поселка Октябрьского района Грозного, в нескольких сотнях метров от главной военной базы, на охраняемой территории. И о Ханкале давно идет дурная слава. Сюда часто свозят арестованных со всей Чечни, и следы многих потом теряются. Здесь же, при военной базе, трудятся посредники, которые доводят до родственников, ищущих своих братьев, мужей, отцов и сыновей, сведения о требуемых суммах выкупа - либо за арестованного, либо уже за труп. К нынешнему моменту в Ханкале сложилась целая система торговли человеческим материалом.

Это к тому, что бесплатно грязную работу никто из федералов выполнять больше не желает: когда яма была обнаружена, стало очевидно, что военные противодействуют выяснению истины, а штаб Объединенной группировки не собирается создавать условий для работы прокуроров. По информации правозащитного общества "Мемориал", ссылающегося на прокурора Грозного, "не хватает самых необходимых вещей - начиная от мешков для трупов и до аппаратуры для фото- и видеосъемок. Все службы отказались вывозить трупы из дачного поселка, и эту работу пришлось взять на себя сотрудникам прокуратуры. Нет условий для проведения полноценной судмедэкспертизы. Судмедэксперт не имеет в своем распоряжении - ничего, кроме резиновых перчаток и скальпеля. Не проводится анализов для точного установления даты гибели людей. Из тел не извлекают пули. Все это создает предпосылки для дальнейшего развала уголовного дела".

Одновременно в СМИ потекла чудовищная ложь - это уже прокуратура Чечни стала выводить федералов из-под удара. Например, пошла гулять "утка": под Ханкалой - якобы братская

могила боевиков, отступавших год назад из Грозного. . . И всячески скрывалась информация, что среди трупов - шестилетняя девочка с простреленной головой, уж явно не боевик, и Нура Лулуева с сестрами, захваченные БТРом Э 110 прямо на рынке. . . Так хочет ли покуратура уголовного дела по ханкалинской яме? Пора подводить черту:

ДАЖЕ СУДЬЯ В ЧЕЧНЕ НЕ В СОСТОЯНИИ ДОБИТЬСЯ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ ПО СВОЕМУ ЛИЧНОМУ ДЕЛУ. А о каком правосудии ДЛЯ ДРУГИХ может идти речь? . . Сегодня Саид-Алви Лулуев с трагической усмешкой вспоминает молодость. В 80-е он закончил Свердловский юридический институт, и его дипломная работа была признана лучшей в стране. Тема - "Юридические гарантии законного и обоснованного применения норм права". Беда. . . Грандиозная историческая насмешка над конкретной личностью.

Но! Что же все-таки делать дальше? Как выйти из порочного чеченского круга? Ведь совершенно очевидно, что прокуратура - ни военная, ни гражданская - неспособна установить контроль над правоохранительной ситуацией в Чечне. И никакой закон там по-прежнему не действует. И на армейский разбой лишь одна влиятельная управа - купюры. И будановщина оказалась неостановимой, несмотря на судебный процесс в Ростове-на-Дону. И значит, ни один человек не может быть в безопасности, когда рядом федералы. Причем противостояние гражданского населения и военных достигло пика, и нет никого, кто развел бы эти стороны, хотя бы на время. . .

Создавшееся положение диктует выход: НАМ УЖЕ НЕ МИНОВАТЬ ВВЕДЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ МИРОТВОРЧЕСКИХ СИЛ В ЧЕЧНЮ. Никак. Хотя даже от самой этой мысли у нас пока шарахаются, как от ящура. Но пройдет не столь много времени, и не будет другого варианта, кроме третьей силы. Иначе мы обречены жить от одного военного преступления, совершенного в Чечне, до другого, от ямы Э 2 к яме Э 25. . . И нам останется лишь констатировать, но ничего не менять.

Анна ПОЛИТКОВСКАЯ

НЕОБХОДИМОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ, ИЛИ ОТЧЕТ О ПРОДЕЛАННОЙ РАБОТЕ

Что произошло после того, как 12 марта вышел первый материал акции "АНТИЯМА"?

Юрия Корягина, уволившегося в запас рядового-пограничника в/ч 2132, чей рассказ о пребывании в армейском зиндане в селении Тусхарой Итум-Калинского района Чечни был опубликован, - изловили в Санкт- Петербурге и доставили к следователям военном прокуратуры погранвойск Северо-Запада России. Это было уже 13 марта. После допроса, проходившего в обвинительном стиле, - мол, как посмел говорить, Юрий Корягин пришел в офис правозащитной организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" в абсолютно затравленном состоянии. Далее та же прокуратура разразилась письмом в адрес "Солдатских матерей" с требованием ответить на конкретные вопросы. Однако суть их была совсем не в выяснении обстоятельств случившегося с солдатом Корягиным, а в том, как же информация о зиндане смогла просочиться в газету.

14 марта уже меня пригласили в Главную военную прокуратуру. Причем самым милым образом: мол, хотим поучаствовать в акции "АНТИЯМА" - дело благое. Мы, естественно, рассыпались в благодарностях, и я пошла в ГВП уточнять, как мне показалось, рамки этого участия. Однако не успела переступить ее порог, как информагентства со ссылкой на ГВП отстучали, что меня вызвали на допрос. . .

В ГВП, впрочем, разговор получился спокойным, но бестолковым. С одной стороны, меня попросили поделиться информацией. Однако как только речь зашла о гарантиях безопасности для тех людей, которые прошли через ямы, прокуроры замолкли. Я попросила их осознать ситуацию и разобраться с тем, что сегодня творится в тех четырех селениях Веденского района, с жалобы жителей которых вся эта история с акцией "АНТИЯМА", собственно, и началась. . . А там происходит следующее: трое суток у КПП воинской части, расположенной на окраине Хаттуни, стоял многотысячный митинг - люди ждали, когда же к ним выйдут представители военной прокуратуры и заберут их заявления. Но этого не произошло. На КПП не появились ни прокуроры, ни Каламанов. Почему?

И тут возможны два варианта развития событий. Первый - прокуратура и Каламанов летали в Веденский район лишь для того, чтобы сделать вид, что они что-то проверяют, и вовсе не собирались исследовать суть проблемы (как и в истории с рядовым Корягиным) - острейшие противоречия между жителями селений и военнослужащими. Второй вариант: прокуратура и Каламанов - сами под колпаком у ФСБ и потому предпочитают бездеятельность. Дело в том, что охрану мобильного отряда, находящегося у селения Хаттуни и состоящего из нескольких воинских частей (МВД, МО, Минюста), осуществляют сегодня сотрудники ФСБ. Это они лицом к лицу встречаются с любым митингом у КПП, отсеивают и фильтруют информацию, приходящую извне в мобильный отряд. И если фээсбэшники не захотят, то никто на территории воинских частей ничего не увидит и не услышит. И в этом смысле все военные под колпаком у ФСБ. А потому можно допустить, что никто с КПП и не собирался докладывать о митинге, заявлениях. . . А те, кто прилетел на вертолете "внутрь", гости из Москвы и Ханкалы, в свою очередь, тоже не слишком интересовались тем, что снаружи, за КПП.

Странное, двойственное впечатление. . . И от визита в ГВП, и от всей истории. Положение военной прокуратуры в Чечне, как мы уже видели, - сидение на двух стульях. В таком стиле нам, конечно, будет трудно работать вместе. Но пока мы еще продолжаем верить ГВП. Вот что официально сообщил газете полковник юстиции Андрей Лутченков, старший помощник главного военного прокурора России: "По фактам, изложенным в публикациях спецкора Анны Политковской, главным военным прокурором Михаилом Кислицыным принято решение о проведении прокурорской проверки. Для ее организации 13 марта 2001 года, уже на следующий день после последней публикации, в район проведения контртеррористической операции направлена группа военных прокуроров ГВП. ГВП заинтересована в получении фактических данных о нарушении прав военнослужащих и гражданского населения в зоне контртеррористической операции и выражает уверенность, что акция газеты "АНТИЯМА" послужит этому. В связи с чем ГВП напоминает свои телефоны доверия:в военной прокуратуре Северо-кавказского военного округа - (8632) 67-35-72, в ГВП в Москве - (095) 247-50-47. Кроме того, главный военный прокурор выразил готовность дать интервью "Новой газете" в ближайших номерах".

Итак, акция "АНТИЯМА" движется вперед, хоть и со скрипом. Напоминаем: мы собираем свидетельства очевидцев и пострадавших от армейских ям. Смысл и сверхзадача акции - ликвидация зинданов как национального позора России и ее Вооруженных сил. Если вам что-либо известно на эту тему, обращайтесь в редакцию, используя пейджер 232-0000 (аб. 49883). Мы понимаем, участие в такой акции требует мужества, но уверены, что терпеть дальше нельзя. Чем больше фактов мы предадим гласности, тем быстрее заставим военное начальство засыпать ямы и сделать все, чтобы впредь подобное не повторялось. Продолжение темы - в следующих номерах.


<<- previous letter | back to main page | next letter ->>